24.05.2017 00:05

Пластический хирург Чарльз Мур

Прооперированных нами украинских детей усыновляют в США

Дарья Лебедева
Пластический хирург Чарльз Мур

Пластический хирург из США, профессор Чарльз Мур приехал во Львов, чтобы бесплатно оперировать детей из детских домов. Почему? Потому что дети с физическими недостатками имеют меньше шансов не только на здоровую жизнь, но и на усыновление. Чарльз Мур работает в медицине уже 40 лет и рассказал, как оказался в Украине, как складываются судьбы украинских сирот после операций и что самое сложное в его работе. Перед разговором профессор много шутит, делится впечатлениями (с восторгом, присущим детям) об украинском гостеприимстве.

Корр.: Здравствуйте! Во-первых, расскажите, какие операции вы проводите в Украине?

Чарльз Мур:Добрый день! Прежде всего мы увидели, какие гостеприимные украинцы, это первое, что мы почувствовали здесь. Еще нигде меня так не принимали, как здесь. Но, если быть серьезным, мы проводим чрезвычайно сложные с технической точки зрения операции, такими техниками обладают далеко не все хирурги в Соединенных Штатах Америки и, конечно, очень редко можно встретить такого специалиста в Киеве или Львове. Двое хирургов, которых мы привезли из Штатов являются специалистами именно в этой технике. Они специализируются на реконструкции внутренних органов у детей, а именно гениталий и мочевых путей. Я лично занимаюсь пластической хирургией.

Мы проводим чрезвычайно сложные с технической точки зрения операции, такими техниками обладают далеко не все хирурги в США

Нейрохирург Генри Марш уже много лет сотрудничает с Украиной, он меня и познакомил с Андреем Дворакевичем. И с ним мы смогли продолжить нашу работу в Украине, которая была так внезапно прервана из-за политических событий 2014 года в Крыму. И вот так мы оказались здесь. Я очень рад, что имею возможность быть в таком замечательном городе и рад, что могу сотрудничать с замечательными украинскими хирургами, научить их техникам и, возможно, даже обменяться культурным опытом.

Корр.: Как случилось так, что американский хирург оказался в Украине и начал помогать украинским детям сначала в Крыму, потом здесь?

Чарльз Мур: В 2005 году меня пригласили на встречу в «Ротари Клуб», это было во Флориде, в моем родном городе Талахаси. И я там познакомился с дамой-юристом, которая была частью команды, посещавшей Крым в 1993-м. Она занималась ракетными установками, которые были размещены на высоком плато в Крыму. Там она познакомилась с врачом, который возглавлял Детскую клиническую больницу в Симферополе и отвечал за детское здравоохранение в Крыму.

И в 2005 году она обратилась ко мне с просьбой найти врача в Талахаси, который мог бы исправить аномалию, с которой родилась девочка, ей на тот момент было уже четыре года. И аномалия заключалась в том, что мочевой пузырь располагался снаружи, а не внутри тела. Я не знал таких врачей, которые могли бы осуществить такую операцию. Но мне удалось найти доктора Майкла Эрхарда, который работал в детской больнице, который специализировался именно на этой сфере.

Пластическая хирургия

Я встретился с Майклом и спросил: ты бы поехал, чтобы осуществить операцию и исправить эту аномалию? Он сказал: «Конечно, а куда едем?» Я сказал: «В Крым». И он ответил (как ответил бы и любой другой американец): «А где этот Крым?» А я начал ему напоминать о таких исторических событиях Второй Мировой войны о штурме Севастополя, о Ялтинской конференции… Я ему объяснил, где находится Крым. Так мы поехали в первый раз, затем приезжали каждый год после. Для меня эта ситуация стала настоящим примером, как маленькие события строятся в целую цепь и ведут к большим делам.

Корр.: Вы поддерживаете связь с теми детьми, видите ли их после операций?

Эта ситуация стала настоящим примером, как маленькие события строятся в целую цепь и ведут к большим делам

Чарльз Мур: Не со всеми, но стараюсь. Немало детей, которых мы прооперировали и у которых не было шансов быть усыновленными без этих операций, теперь уже усыновлены американцами и живут в Америке. Причем, живут недалеко от Талахаси, поэтому можно отследить контакты.

Корр.: У вас огромный опыт в хирургии, но когда речь идет о детях, чувствуете ли вы особый страх или какие-то особые эмоции перед такими операциями?

Чарльз Мур: Нет принципиальной разницы между оперированием взрослых и детей, но каждый хирург во время обучения учится быть отстраненным. Ты можешь улыбаться, быть очень вежливым, добрым, нежным к детям, но для того, чтобы успешно провести операцию, надо оставаться хладнокровным. Я могу спросить вас в том же ключе, ведь журналист также иногда становится свидетелем трагичных событий.

Корр.: У многих профессий есть фиксированный предельный возраст, у спортсменов, например. Я думала, что в хирургии тоже такое есть. И глядя на Вас, с сорокалетним опытом, мне интересно — как держать себя в форме и физической, и психологической?

Чарльз Мур: В Штатах я уже не оперирую с 2008 года, у меня административная работа сейчас. Но я рад, что я могу заработать достаточно средств, чтобы обеспечить жене такие условия, к которым она привыкла. Здесь , в Украине, моя задача не сколько оперировать, как научить определенным техникам Андрея и Наталью, это мои коллеги из больницы. Именно в этом заключается моя задача, я оперирую не так много, сколько контролирую процесс и обучаю.

Читайте также

Пышная грудь от Василия Храпача Истории пациентов 09.01.2018

Комментарии