10.05.2018 13:44

Пластический хирург Александр Пасечник

Я никогда не скрывал, что мой отец — пластический хирург

Ксения Поправко
Пластический хирург Александр Пасечник

Опыт хирурга — главное доказательство того, что операции, которые он выполняет, проходят успешно. При этом считается, что чем старше врач, тем он опытнее. Александр Пасечник развенчивает этот миф. Молодому пластическому хирургу из Украины всего 27, но он уже успел заслужить признание многих пациенток. Об этом свидетельствуют многочисленные отзывы на его сайте. В своем интервью хирург рассказывает о приобретенном опыте, профессиональных достижениях и планах на будущее.


Я никогда не скрывал, что мой отец — пластический хирург, и именно он помог мне начать работать

Корр.: Александр, хотелось бы начать наше интервью традиционным вопросом. Родившись в семье врачей, вы уже наперед знали, кем станете в будущем, или же все-таки мечтали стать кем-то еще?

Александр Пасечник: Я родился в семье студентов-медиков и с детства привык видеть вокруг себя анатомические атласы. Они всегда казались мне чрезвычайно увлекательными — ведь в них такие яркие картинки! Поэтому, наверно, вопрос о выборе профессии для меня не стоял. Я всегда считал, что хирургия — весьма интересное и привлекательное занятие.

Корр.: Родители поощряли ваш интерес?

Александр Пасечник: Они не настаивали, но и не отговаривали. Учиться в медицинском институте интересно, но вот работа врача — это совсем другое. Здесь уже и ответственность, и многие другие сложности, которые не всем по плечу.

Корр.: Вы когда-нибудь думали отказаться от своей профессии?

Александр Пасечник: Бывали такие моменты. Еще пока учился. Больше всего огорчал тот факт, что свою практику раньше чем через пять лет я не смогу начать. Первые годы врачи учатся, перенимают опыт старшего поколения, но без этого никуда. А потом я как-то сломал руку, сидел безвылазно дома почти полгода. В тот момент и понял, что по-другому я уже не смогу и не захочу работать.

Корр.: Сложно ли было завоевать доверие пациентов? Ведь вы еще так молоды…

Александр Пасечник: Вы знаете, мне повезло с учителями. Плюс мне всегда хотелось развиваться в этом направлении. А там где есть огромное желание, всегда находится капелька везения, которая и служит отправной точкой в карьере. Я никогда не скрывал, что мой отец — пластический хирург, и именно он помог мне начать работать. Я учился и у других врачей. Годы интернатуры для меня прошли в неотложке. Все это — бесценный практический опыт, без которого хирургу не обойтись. Закончив обучение, я сразу же пошел в пластическую хирургию.

Пластический хирург Александр Пасечник

Корр.: И практически сразу же успели запатентовать две абсолютно новые хирургические методики — вариацию на итальянский булхорн (уменьшение промежутка между губой и носом посредством подтяжки верхней губы) и технику создания ямочек на щеках. Могли бы вы рассказать об этом подробнее?

Александр Пасечник: То, как сейчас делают ямочки, небезопасно. Кожа на щеках тонкая, а под ней — целое скопление сосудов и нервов. Много случаев, когда при создании этого «украшения», хирурги травмируют пациентов. Я задался целью найти альтернативное, безопасное решение. Поначалу результаты едва ли можно было назвать удовлетворительными. Ямочки пропадали через какое-то время. Сейчас моя методика более эффективна и практически абсолютно безопасна.

Я хочу съездить в Непал и познакомиться с немецкими специалистами из госпиталя «Врачи без границ»

Когда же создают булхорн, то чаще всего на месте надреза остается шрам, да такой, что его видно невооруженным глазом. Итальянцы пытались прятать надрезы под крыльями носа, не трогая колумелу. Мне этот подход понравился, и я решил его усовершенствовать.

Корр.: Если говорить не об операциях, а лично о вас, поддерживают ли ваши знакомые ваше увлечение пластической хирургией?

Александр Пасечник: Для меня хирургия — не просто увлечение. Мои друзья это понимают. Конечно, новые знакомые удивляются, даже поддразнивают: «Так ты специалист по силикону?», и в любой диалог пытаются ввернуть всякие колкости. Делятся со мной сплетнями и слухами. Но я как-то стараюсь не зацикливаться на этом.

Корр.: Правда ли что у вас дома живет игуана? И если да, то с чем связан такой выбор?

Александр Пасечник и игуана Яша

Александр Пасечник: Да это так. Со мной живет игуана Яша. Друзья говорят, что мы с ним чем-то похожи. Возможно, так оно и есть. Яша очень наблюдательный, никогда не полезет туда, куда не просят, не будучи уверенным в собственной безопасности. А когда ему что-то не нравится, он делает вид, что впал в спячку. В этом мы с ним похожи.

Корр.: Тоже ничего не делаете и ждете пока ситуация решится сама собой?

Александр Пасечник: Напротив, ищу оптимальные пути решения проблемы. А вот действовать сгоряча я не привык, да это и вряд ли поможет в моей профессии. Очень часто приходится принимать обдуманные решения, от которых зависят жизни пациентов.

Корр.: Александр, у вас наверняка есть планы на ближайшее будущее. Поделитесь?

Александр Пасечник: Конечно. Прямо сейчас я работаю над своей кандидатской. Кроме того, запустил проект в социальной сети Вконтакт. Там я делюсь с людьми своими взглядами на мир пластической хирургии. Стараюсь показать всем, что эстетическая медицина — намного полезнее и лучше, чем принято считать. Рассказываю о самых любопытных случаях из своей практики. Естественно, без разглашения имен пациентов.

Ну а еще, я хочу съездить в Непал и познакомиться с немецкими хирургами из госпиталя «Врачи без границ». Это такая благотворительная организация, члены которой помогают нуждающимся. Считаю, это очень хорошее дело и в нем непременно нужно поучаствовать.

Читайте также

Комментарии